Лаборатория Сказочника

Тишина и чистота

— Найден недавно, оценочный момент возникновения — две недели назад по солнечному времени. Локальное время — примерно плюс восемьсот лет по солнечному времени. Синхронизация времени — сто три процента в левую сторону.

Гид укорачивает фразы, применяя маски разговорной речи. Ну совсем как живой.

Я рассматриваю белесую равнину, незаметно переходящую в серую пелену неба. Плюс восемьсот лет. Здравствуй, вероятное будущее Человечества соседней ветки реальности.

— Уровень стабильности ветки — средний, — продолжает машина.

Я вижу не сон, и не фантазию, а формирующаяся реальность. Это — вероятный мир, который уже почти существует в будущем параллельной вселенной. Но как возник, так может и исчезнуть. Прямо вместе со мной, поэтому запрещено посещать миры с уровнем стабильности ниже средней — чревато полным исчезновением.

Повинуясь моему желанию, капсула присутствия смещает фокус внимания, позволяя послушать происходящее вокруг. А вокруг — полная, оглушающая тишина, изредка прерываемая неуверенными порывами ветра.

Здесь спокойно. Очень спокойно и очень тихо.

— Что с жизнью?

— Поиски не велись.

То есть жизнью, пока, здесь никто не интересовался, хотя куда бы она могла деться. Процедура стандартная, выполняется всё равно, на всякий случай, но, может, у поисковиков руки не дошли еще.

Я верчусь во все стороны, прислушиваясь к ощущениям, разглядывая горизонт. Вокруг меня ровное белое поле, ровное серое небо, падающий с серого неба, белый снег.
Вокруг — кристальная чистота. Звенящая, уютная чистота. Чистота с большой буквы. Я совершенно один в этом пасмурном, но уютном месте.

Откидываюсь назад, если так можно об этом сказать, и смотрю, как в лицо летят мелкие колючие снежинки, иногда перемешиваемые порывами ветерка. Неисчислимое их количество наплывают на тебя, создавая иллюзию полета. Умиротворяющее зрелище, полный покой.

Хочется закрыть глаза и уснуть, растворившись в блаженном покое. Кажется, я нашел отличное место для отдыха души.

Интересно, почему планету пока не обследовал корпус НЧшников?

— Температура воздуха? — спрашиваю Гида.

— Плюс двадцать семь по шкале Цельсия.

Я смотрю на неспешно падающий снег. При плюс двадцати семи градусах.

Это — не снег.

Это — пепел.

Принимаю рабочее положение, наклонившись вперед. Манипуляции с телом — рудимент человеческого сознания, который обыгрывается для большего комфорта. На самом деле положение моего тела не меняется, оно удобно зафиксировано, но благодаря удобному интерфейсу взаимодействия я знаю, что наклонился вперед. Мне так удобнее, и пока ничего с этим сделать нельзя.

— Радиация?

— Превышение стандартного фона в восемьсот тринадцать тысяч раз.

Гид говорит это ровным, спокойным голосом. Он машина, ему плевать.

Теперь понятно, почему поиск форм жизни не проводился. Понятно, почему НЧшники здесь не появятся. Обычному корпусу тут делать нечего, а какие-нибудь ученые, может, и заглянут на огонёк, но потом.

И я здесь один.

Нет более никого, ни единого живого существа на всей планете. По белым полям гуляет радиоактивный ветер. Где-то далеко пустые воды морей и океанов омывают пустынные берега. Осыпаясь в полной тишине, разрушаются остатки зданий. Разлетаются пылью черные остовы лесов.

Я завороженно слушаю абсолютную тишину.

Тишину, которая теперь будет властвовать вечно. Все крики, пение, смех и плачь отзвучали навсегда, и никогда более не повторяться. Ушли боль и сладость, растворились в мировой Тишине любовь и ненависть, радость и печаль. Нет более ничего, кроме Тишины и Чистоты.

Это есть Смерть, отвратительная снизу, прекрасная сверху.

Смерть, как явление физического мира — гниение, разложение, черви, кости, вонь. Смерть, как смысл — очищение. Смерть — Идеальная Чистота. И именно её я почувствовал здесь, в этом отмучившимся мире.

Он чист от людей, от страстей и мыслей, от желаний, пороков, нужд и устремлений. Он чист от людских остатков на всех уровнях — нет более ни тел, ни сущностей, что люди, не ведая, творят огромными количествами. Они тоже растворились со временем, кормить их более не кому. Он чист от людских богов, которые ушли навсегда, вместе с людьми.
Мир очищен, мир обнулён, и, поэтому, чудесен.

Здесь нет никого, чьё сознание запихнет окружающую действительность в рамки законов, когда-то вдолбленных школьными учебниками по естественным наукам. Здесь нет никого, кто посчитает что-то невозможным, навсегда вычеркнув сие из Бесконечности Вариантов только потому, что это не укладывается в рамки его сознания. Здесь больше нет никого, кто тормозит мир верой в примитивно-понятное и неверием в чудесное.

Поэтому чудовищная катастрофа с одной стороны является чистым полем для чудес — с другой.

И я могу здесь всё, что захочу.

Я откинулся в кресле.

Параллельный мир, конечно, жаль, ведь он движется к этому финалу, и финал сей становится вероятнее каждое мгновение. Но это еще не конец, я могу отмотать тысячи лет вперед, ибо мало какие события могут произойти в мертвом мире — развилок в вероятностях у него, скорее всего, не будет — некому их творить. А вероятность катастрофы космического уровня крайне мала за этот промежуток времени.

Когда уровень радиации станет допустимым, можно заселить планету заново. В итоге, жизнь начнет развиваться опять.

— Гид, сохранить отметку текущей вероятности.

— Выполнено, — отчиталась машина.

Придется запрашивать официальное разрешение на вмешательство, но ради эксперимента, я думаю, дадут.

Ведь надо же кому-то исправлять ошибки.

Даже когда слишком поздно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>