Лаборатория Сказочника

Хозяин замка, часть 2

Фанлаф был огромен. Он возвышался над замком как Гулливер над лилипутами. Он видел сомкнувшееся кольцо осаждающих сразу со всех сторон, одновременно слышал все разговоры, все запахи, ощущал каждую травинку, придавленную тяжелым сапогом десантника.

Граф чуть отстранил проекцию собственного сознания от Места Силы, чтобы уменьшить количество поступающей информации и притупить восприятие.

— Тридцать четыре человека, плюс десять в двух танках. Как же не вовремя все это. Четыре точки есть, и этого хватит, чтобы раздавить танки. Смертных — и подавно.

Граф мысленно обратился к трем другим Замкам, проверяя каналы связи. Энергия пойдёт, из двух Замков — сразу, из третьего — с задержкой, но проблема не в этом.

Проблема в том, что как только здесь будет уничтожен десант, сюда прибудут значительно более многочисленные силы.

Как только подбитые корабли упадут на планету, сюда прибудет весь человеческий флот.

И с этой проблемой справится будет несравнимо сложнее. Без работающей Машины — невозможно в принципе. Старшая Реальность вряд ли вмешается, остается полагаться на свои силы. Особенно, если не просить. Читать полностью

Хозяин замка, часть 1

— Откуда они лезут? — граф, оперевшись на серый кирпич внешней стены замка, смотрел на подползающий ко рву танк.

— Десантный катер приземлился в 8 километрах южнее, мой господин. К вашей планете подошла малая группа второго флота.

Граф обернулся на парящий в полуметре череп и снова посмотрел на оперативную группу штурмовиков, при поддержке тяжелой техники, идущих к оборонительному рву.

— Будут выкуривать… — задумался хозяин замка, — Мост поднимите.

— Уже, мой господин.

От дворецкого, верой и правдой служившему хозяину замка, графу Фанлафу, остался только череп — после естественной смерти, граф переместил туда его элементёра. Бессмертный дворецкий обходится гораздо дешевле в содержании и имеет ряд неоспоримых преимуществ. Граф вспомнил, как вываривал голову дворецкого и брезгливо поморщился. Фанлаф знал пару магов, которые регулярно проводили такое усовершенствование с своими подопечными до их естественной смерти, но сам решил так некрасиво не поступать.

Делать дворецкого полноценным скелетом граф счел излишним — писать заклинание, эмулирующее работу некогда существовавших соединительных тканей ему было не интересно, да и смысла, кроме эстетического, в этом никакого. Череп же сам по себе оптимально сконструированный объект, не требующих каких-то особенных доработок.

— Приготовиться к осаде. Библиотеку и мой кабинет вывезите на Север через шестой портал. Сторожевые механизмы на полную мощность.

— Слушаюсь, мой господин, — череп исчез, оставив после себя быстро тающее красноватое свечение.

— Показушник, — прошептал граф, и проводил взглядом облетающий замок дрон. Читать полностью

Астра


Если не ты — то кто?
Если никто — то я!
Если не я
За что
Носит меня Земля?

Слот «Если»

В кронах светлого леса гулял ветер. Словно молодой царевич, шелестя мантией, он пробегал по верхушкам, тревожа обласканные солнцем листья, путался в ветках и, вырвавшись, уносился ввысь. Июньское солнце усердно заливало временно вверенную ему полусферу планеты Земля, принося тепло и радость местной флоре и фауне.
Владимир остановился у широкого дуба, под тенью кроны которого образовалась поляна. Солнечные зайчики почти не добирались к земле, застревая среди ветвей.
— Привет, дед, — сказал молодой человек и дотронулся до мощного ствола. Кора была сухой, но от дерева веяло прохладой и спокойствием.
Пискнул коммуникатор, сообщив о найденной радиометке. Вовка наизусть знал, что там написано.
Молодой человек опустился на траву и прислонился к стволу.
— Вот скажи кому, что люблю современные кладбища. Хорошо тут, покой и умиротворение. Никаких пикников, гуляй — не хочу, — сказал он дереву. Дуб молча согласился.
Владимир обвел взглядом просторный парк. Между небольшими полянками с деревьями разбегались асфальтовые дорожки. Где-то росли кусты, создающие подобие живой изгороди, где-то на деревьях висели скромные символы религии, и иногда — портреты усопших и годы их жизни. Правда, городские власти, совместно с управляющей компанией кладбища, ведут активную компанию по замещению табличек, фотографий и атрибутов религиозной принадлежности радиометкой. Захотел — прочитал, кто похоронен, чем знаменит и что из себя представлял. Ну а нее захотел — не прочитал.
Какой смысл сообщать всем окружающим, как ты выглядел, сколько прожил и каким богам ты молился? Это важно только родственникам, но они и так знают. Всем остальным — включая усопшего — совершенно все равно.

Читать полностью

Тишина и чистота

— Найден недавно, оценочный момент возникновения — две недели назад по солнечному времени. Локальное время — примерно плюс восемьсот лет по солнечному времени. Синхронизация времени — сто три процента в левую сторону.

Гид укорачивает фразы, применяя маски разговорной речи. Ну совсем как живой.

Я рассматриваю белесую равнину, незаметно переходящую в серую пелену неба. Плюс восемьсот лет. Здравствуй, вероятное будущее Человечества соседней ветки реальности.

— Уровень стабильности ветки — средний, — продолжает машина.

Я вижу не сон, и не фантазию, а формирующаяся реальность. Это — вероятный мир, который уже почти существует в будущем параллельной вселенной. Но как возник, так может и исчезнуть. Прямо вместе со мной, поэтому запрещено посещать миры с уровнем стабильности ниже средней — чревато полным исчезновением. Читать полностью

На стороне живых

Ты всегда расстраиваешься, когда кто-то из них умирает, хотя давно уже перестал принимать это близко к сердцу. Ты, безусловно, знаешь, что это — естественный процесс, и ничто не вечно. Ты сам когда-нибудь умрешь, но тебя это не заботит. Хотя, где-то в глубине души, ты иногда скорбишь по ним.

Их жизнь коротка, но насыщенна. Мы вкладываем в них свои страсти, свои надежды, свою любовь, страдания, горе и радость, мы делим с ними все.

Хуже.

Мы живем с их помощью. Читать полностью

В (не)последний раз

Удивительно, но дышать не так уж и тяжело. Воздух ледяной, сложность только в этом. Марина все равно, чисто рефлекторно, старалась дышать носом. И не терять концентрации. Хотя какая, в общем, уже разница.

Холодный ночной воздух превратился в остервенелый ледяной ветер, пронизывающий насквозь. Раньше она часто встречала это словосочетание в художественной литературе, но только теперь поняла, какая громадная разница между двумя словами на бумаге и настоящим ощущением. Легкое шелковое платье не спасало, да и не могло, от плотного потока встречного ветра. Ветер, казалось, старался разорвать его, и падать бы пришлось голой. Но это было бы даже интересно. Облепив тело, словно вторая кожа, платье истерично трепало длинным косым клином где-то на уровне колен. Холод мгновенно пробрался внутрь, пропитав девушку. Маша подумала, что упадет цельным куском льда, как в мультиках. Читать полностью

Запрещенное время

Я собирался так быстро, как позволяло болевшее со вчерашней тренировки тело. Сгибаться было больно, поэтому с кровати, чувствуя стыд, встал боком. Дорвался, как маленький! Ну зачем так было увлекаться? Боль с тела снимать нельзя, увы. Да я и не умею. По крайней мере, пока.

Плеснув в лицо плохо сгибающимися руками холодной воды, я обтерся мокрым махровым полотенцем. В душ залезать было уже поздно, я катастрофически опаздывал. Быстро прополоскав рот травяным настоем, удаляющим, в том числе, зубной налет, я поспешил в комнату. Нижнее белье, штаны, рубаха, халат.

Каждое движение давалось с усилием и скрипом, который, казалось, слышали и на Небесах, или в Преисподней.

Глянув на механические часы, я прикинул время: нет, все равно не успеваю. Но торопиться надо.

Еще раз окинув комнату взглядом, я схватил сумку и выбежал в коридор. Дверь за спиной захлопнулась, в щелях дверной коробки пробежал зеленоватый луч охранного заклинания.
Магистр Йохан опять будет коситься на меня все занятие. С учетом всех его нескольких тысяч союзников (пробужденных предыдущих воплощений), коситься на меня, с немым осуждением, будут несколько тысяч существ одновременно. Мурашки, пробежавшие по коже, усиленные физической болью, превратились в тяжелых боевых слонов.

Ох, не даром Совет Магистров запрещает позволять себе эти сладкие «еще только пять минут»!